Метки жизни

На первом курсе, когда я только завел жж, я очень часто писал о том, чем я занимаюсь, как я провел свой день, какой фильм я посмотрел, о чем думал и что делал. Меня читали только друзья, буквально пара десятков человек. Жж был для всех в новинку, мы радовались, что можем писать о своей жизни и потом не пересказывать всем знакомым одну и ту же историю по многу раз.

Через какое-то время, наверное, года через два, я стал задумываться о том, что мне нужно меньше публиковать всякой чепухи, которая может быть интересна далеко не всем моим френдам, которые состояли уже не только из моих личных друзей.

Я стал своим собсвенным цензором. Я старался «не засорять френдленту».

Примерно три года назад я начал активно вести Твиттер. По началу меня также мало кто читал, формат Твиттера подразумевал возможность публиковать всякие глупости и это на время сняло проблему внутреннего цензора. Я все меньше писал в жж, все больше в Твиттер.

Также меня появилось несколько тематических блогов (macspoon.ru, bloggo.ru), что-то я начал публиковать здесь на andreikharlanov.com. Увеличения мест публикации статей также снизил мою потребность писать в жж. Постепенно мой жж угасал.

Теперь, когда мой Твиттер читают более 2700 человек (ок, на него подписаны более 2700 аккаунтов, читают, наверное, хорошо, если треть), внутренний цензор включился и в Твиттере. Я внимательно отношусь к тому, что публикую и в принципе считаю, что это правильно, так как самого меня раздражает, когда люди пишут, не задумываясь о тех, кто их читает.

Страх перед публикацией чего бы то ни было и слишком высокие внутренние стандарты душат.

Недавно я начал читать блог разработчика Джастина Вильямса carpeaqua. Он переставал вести свой блог и тоже много писал в Твиттер. Сегодня он поделился ссылкой на б

Если посмотреть в прошлое, полистать жж, становится окончательно понятно, что пишу я всё для себя. Не стоит бояться публиковать любую вещь, если почему-то хочется ее опубликовать. Кому не нравится — могут идти дальше, интернет большой и недостатка текстов в нем не наблюдается.

Я очень хочу писать в разы больше, чем я делаю это сейчас. Просто потому, что написанные и опубликованные тексты являются для меня метками жизни.